Когда откроют небо над Мариуполем?

Когда откроют небо над Мариуполем?

Журналисты «Общественного телевидения Донбасса» в рамках традиционной рубрики «Дежурный по Донбассу» на этот раз попросили в роли дежурного выступить городского голову Мариуполя Вадима Бойченко. В предыдущем выпуске мы опубликовали мнение оппонента Бойченко — директора общественной организации «Агентство развития Приазовья» Константина Батозского. Мэр дал заочные ответы не некоторые вопросы оппозиционера, но также рассказал о роли минского процесса в жизни Мариуполя, о том почему нереально запустить поезда Интерсити в город и о будущем развитии своей политической карьеры.

Об экологии и модернизации предприятий группы «Метинвест»

Если говорить о полной модернизации завода, то это делается не за один год. Кивать только в сторону «Метинвеста? Но «Метинвест» же не все время здесь был. 120 лет комбинату Ильича. И сколько «Метинвест» присутствует на комбинате Ильича? На комбинате «Азовсталь» другой бизнес был, известные фамилии, кто этим бизнесом раньше управлял. Но почему они не инвестировали? Как я могу заставить «Метинвест» быстрее бежать? Технически это невозможно, даже если финансово они готовы. Наша главная задача — развязать горлышко по железной дороге, чтобы больше поездов проезжало, и принять решение по шлакам. «Азовсталь» в этом плане работает. Они молодцы. Должен быть замкнутый цикл охлаждения комбината. Мы все-таки водными ресурсами должны пользоваться, но они должны очищаться осмосом, как мы видели в Париже. Если мы воду какую-то взяли, то лучше возвращать ее чище, чем мы ее взяли. Сегодня в городе самый основный загрязнитель — Аглофабрика. Она единственная в городе. 80% всех выбросов — это она. То есть к 2021 году все будут заменены, и черного дыма не будет, а будет белый. Затем реконструкция доменного цеха. Сейчас они реконструкцию станов делают на Ильича в инвестиционном плане. Есть инициатива и наша настойчивая позиция о реконструкции системы газоочистки конвертерного цеха, то есть печь-ковш надо делать. Они обещали в феврале. Этот график пока идет с отставанием. Почему? Подрядчик!

О проблемах с логистикой

Мы знаем, что у нас плохо с логистикой и кричим об этом: помогите нам, помогите! Мы не можем развязать узел между Волновахой и Запорожьем сами, потому что там инвестиции больше 200 миллионов евро. И чья это роль? «Укрзалізниці». Как мэр может повлиять на это? То, что зависело от меня, я добивался — поехал в Харьков.Мы добивались, чтобы мой сын мог сеть и уехать в Одессу, и вернуться из Одессы на поезде. Добились — поехал. Мы добивались, чтобы поехал новый состав. Я сам в этот новый состав не верил. Но он поехал? Поехал. Над чем мы сегодня работаем? Мы кричим, стучим, колотим во все двери и мечтаем о том, чтобы поехал «Интерсити». Но мы же понимаем, что это сегодня нереально. Если бы была программа, я был бы двумя руками за эту программу, где они бы утвердили на законодательном уровне, что сегодня порт города Мариуполя — это государственный порт. А он и есть государственный порт. И в ту программу развития государственных портов Украины не только Николаев, Ильичевск, но также и порт Мариуполя попадает. Я вчера с Александром Александровичем Олейниковым (руководитель государственного предприятия «Мариупольский морской торговый порт», — прим. ред.) на эту тему говорил. Я прошу, чтобы он ходатайствовал, а я со стороны мэра города о том, чтобы нас включили в общую государственную программу. Что это дает? Это развитие дорог в отношении города Мариуполя. Мы приходим к трассе Мариуполь-Запорожье. Опять же, судорожно ведем по списку. Мы находим Мариуполь в этом списке? Почему? У меня сегодня есть обещание, и я уверен, что за этим обещанием поступят реальные действия со стороны губернатора Донецкой области Павла Ивановича Жебривского, что в этом году кусок, который находится в управлении Донецкой области (32 километра)... Понимаем, что их всего 206. А 206 минус 32 — это не очень много. Но все равно это надо делать. Это стоит 460 миллионов. Что еще в наших силах сегодня сделать с точки зрения логистики? Мы технически работаем над уменьшением количества часов нахождения поезда в пути. Мы помним, что мы с вами начинали, когда случилась эта ситуация, с 26 часов. Потом было 22. Сегодня это 18. Я хочу, чтобы было 14. Сегодня на техсовете «Укрзалізниці» с нашим департаментом городской голова поставил задачу, чтобы они разработали совместный технический план, как нам сделать, чтобы мы ехали не 18, а 14 часов. И вторая задача ставится, чтобы было комфортное время, чтобы я в 6 часов вечера сел в этот поезд и в восемь утра я был в городе Киеве, чтобы я точно так же в 6 часов сел в городе Киеве и в восемь утра был в городе Мариуполе. И чтобы к этому мы добавили второй такой же новый состав, на одном новом составе ехали туда и на новом составе возвращались обратно. Для этого нужны инвестиции, но не в таком колоссальном объеме, которые надо для запуска «Интерсити». Конечно, мы продолжаем стучаться в двери, чтобы в Минских соглашениях (я не вижу другого решения) прозвучало открытие аэропорта города Мариуполя. Это сразу откроет наши ворота для инвесторов. Это правильный и позитивный сигнал для всего европейского сообщества, что в городе Мариуполе восстановлена мирная жизнь, и, соответственно, туда нужно инвестировать.

О восстановлении сгоревшего здания горсовета и обвинениях СБУ в «завышении цен»

Мне было очень жалко использовать бюджетные средства на восстановление горсовета даже с политической точки зрения. Говорили, что мэр будет себе офис строить. Я «захватил» центральную администрацию и здесь нормально нахожусь. По ремонту были три существенные корректировки. Основная позиция по реконструкции здания горсовета — это командировочные расходы на 7 миллионов гривен. Сейчас осталось 700 тысяч. Это произошло потому что сегодня в городе Мариуполе нет строительного рынка. Следующий блок — утепление здания. Было также 7 миллионов. Сейчас это тоже 700 тысяч. В результате мы не утепляем здание. А как же энергоэффективность? Следующий блок — это витражные стекла, которые должны были дать другое представление о власти и сделать здание более современным. Для этого мы подали заявку в Европейский инвестиционный банк — там есть программа восстановления разрушенной инфраструктуры Донецкой и Луганской области. Отобрали ряд проектов. И мы с вами получили потенциальные 130 миллионов. Кстати, решение должно быть принято с 14 по 21 февраля. Кабмин должен утвердить этот перечень в соответствии с новым ценником. Когда нам сделал этот проект комбинат «Азовсталь», он стоил 34 миллиона. А что за это время произошло с ценами? Насколько у нас инфляция произошла? Один к трем. То есть, если умножаем на три, какая цена должна быть? Сто. Так и получилось — сто. Это же не какое-то волшебство. Почему все остальное дорожает, а здесь должно остаться? Соответственно, оно подорожало. И мы подали заявку, чтобы эти 34 изменились в откорректированные 81.

О реконструкции центра города

Реконструкция всего проспекта Мира разделена на три этапа. Первый этап мы сейчас делаем. Второй этап — это от здания «ДСАФ» (улица Греческая), потом от Леваневского до самолета и от самолета до «Амстора» и так далее. И мы думаем начинать в этом году реконструкцию площади Свободы, но уходить в следующем году к завершению с этой частью дороги, как комплексное решение. Дальше мы должны идти на бульвар Хмельницкого. Потом куда мы упираемся? В Приморский парк имени Куинджи. Променад, который идет к смотровой площадке. Сегодня есть американский проект «Город-сад». Они тоже готовы нам в этом помогать. У нас также есть желание, чтобы на территории парка Куинджи разместился Ботанический сад, который нам делал экспертизу зеленых насаждений. И мы с вами спускаемся с Приморского парка и попадаем на набережную, которую также надо реконструировать. И мы сегодня хотели бы найти решение в городе Гавр (Франция — прим.ред.). Он очень похож на наш Приморский район.

О переносе железной дороги с побережья

Перенос железной дороги теоретически возможен. Там идет очень серьезное сокращение «плеча», то есть все объезжается. Напрямую гораздо эффективнее. Но это не город должен делать. Если постучаться в дверь, которая называется «Развитие портов Украины», и показать этот проект с колоссальным финансовым ресурсом, мы будем по прямой пускать поезда в порт. Это становится дешевле. Но это колоссальные капитальные затраты. Кто-то должен принять решение. Но это точно не уровень города. Это уровень государства. Мы готовы представить решение. Оно уже давно есть, еще в советский период обсуждалось. Я в космические решения, конечно, верю, но все-таки больше ориентируюсь на реальные идеи. Набережную надо расширять и береговую линию тоже расширять, чтобы там появилась променадная зона, беговая дорожка и велодорожка, чтобы береговая линия была чуть пошире. Но нет проектного института, который был бы готов это разработать. Я нашел одного проектировщика, который готов взяться. Они готовы разработать, но там ценник космический. Я готов с ними провести переговоры. Чтобы вы понимали, все классные проектировщики дорогие. Но мы будем искать компромисс. Не хочется, чтобы город тратил колоссальные финансовые ресурсы. Возможно, мы наших партнеров попросим, чтобы они нам подарили проект.

О «парламентских» амбициях и возможном следующем сроке на посту мэра

Как жители скажут, так и будет. Я буду опираться на социологию. Мне это решение далось очень тяжело. Мне моя супруга говорит: «Чего тебе в жизни не хватало? Зачем оно тебе надо?». И я долго колебался, но принял решение все-таки стать мэром. Продолжу ли я? Это большой вопрос для меня лично. Это очередной вызов. Но я хотел бы, чтобы то, что мы сегодня начали, имело продолжение.

0

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ