Свобода слова и самоцензура журналистов в Славянске. Взгляд из редакции газеты «ТВ плюс»

Свобода слова и самоцензура журналистов в Славянске. Взгляд из редакции газеты «ТВ плюс»

Виталий СИЗОВ, журналист: Мы продолжаем наш спецвыпуск «Включайся» и в студии у нас Светлана Вьюниченко, редактор газеты ТВ плюс, местной славянской газеты. Здравствуйте.

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО, редактор газеты ТВ плюс: Здравствуйте.

Виталий СИЗОВ: Светлана, расскажите, пожалуйста, о медиа-ситуации в городе, есть ли какие-то проблемы, чувствуете ли вы свободу слова, изменилось ли что-то после 2014 года.

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Ну, как-то сразу большой вопрос. Давайте вот расскажу о медиа ситуации, которая сложилась на сегодняшний день. То есть, если до войны в городе выходило достаточно много печатных зданий, даже слишком много, то теперь их осталось только два, которые распространяются. Это газета «Вести» и наша газета «ТВ плюс». Ну, «Вести» она всё ещё государственная. Это газета райгосадминистрации. И наша, она частная. Появилось достаточно много интернет-изданий, намного больше, чем их было там до четырнадцатого года, и на одно телевидение стало меньше. Война отразилась таким образом.

Виталий СИЗОВ: В плане свободы. Вы чувствуете себя более свободными, менее свободными. Повлияло ли то, что в городе появились военные, рядом штаб антитеррористической операции. Возможно, у них есть свое видение на то, как должны работать средства массой информации, как освещать некоторые темы.

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Лично по себе, вот по нашей газете, я не заметила, что произошли какие-то изменения, то есть мы можем скорее говорить о внутренний цензуре, чем о каком-то давление конкретно на нас. Как это было до войны - так это сейчас. Я помню только всего пару раз, когда даже не военная, а служба СБУ приходила, просила какие-то материалы напечатать или там, наоборот, там чего-то не делать. Иногда мы им шли навстречу, иногда не шли. То есть никаких последствий это не имело в дальнейшем.

Виталий СИЗОВ: Это было больше какая-то информационная кампания?

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Какая-то их, какие-то их вещи, которые там вот они хотели осветить. Иногда мы освещали это, иногда не освящали.

Виталий СИЗОВ: А до боевых действий, до 2014 года были ли какие-то проблемы, может какие-то требования, там, темники какие-то?

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Нет, ну вот насчёт темников, нет. Это маленький город, где я все, так или иначе, друг с другом связаны. Там темников нет, и не было. Были, например темы, которые, например мы их не трогаем, потому что, допустим они там наши хорошие рекламодатели. Да мы не будем об этом писать. Или было вот внутренняя цензура, когда ты 30 раз подумаешь надо ли тебе в это влазить, а потому что опять-таки маленький город и тебе здесь жить. 

Виталий СИЗОВ: Самоцензура?

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Да, самоцензура, но сказать, что потом приходил мой шеф и говорил, что вот надо сделать вот это и это, такого, я такого так, например я не помню такого.

Виталий СИЗОВ: Ну, вот говорите маленький город. Есть ли достаточно материала для публикации, есть ли проблемы, может событий, недостаточно сей час?

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Ну, вот смотрите Виталий, то есть газета выходит раз в неделю, даже в самом маленьком городе раз в неделю можно что то найти. До войны она у нас была намного больше, она была большего формата, там было 24 полосы, и она была больше по, длиннее как это сказать. И даже тогда не было проблем с материалом. А сейчас, когда осталось 16 полос на неделю, это смешно, когда не о чем поговорить. Я хочу сказать, что я вижу проблему в том, что вся журналистика становится похожей, даже газетная журналистика, она становится похожей на интернет журналистику. То есть она чисто новостная. Она не поднимает глубоко какие-то темы. Ну, вот я про местную, нашу, имею в виду. Я даже говорю сейчас не о расследованиях. Ну, там не видит эту тему в продолжении ситуации, хотя это можно сделать, поскольку вот срок в неделю у тебя есть. И это наш вот грех, да. Он есть.

Виталий СИЗОВ: Как вы считаете, есть перспектива у региональных средств массовой информации, потому что сейчас, да, вы знаете, доверие, уровень доверия к общенациональном достаточно низкий и многие верят, что городские и областные издания они возьмут на себя эту роль и вернут доверие читателей.

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Опять-таки смотрите, когда мы видим, ну, вот то, что Бекешкина нам там даёт информацию, что уровень доверия к местным СМИ намного выше, я не знаю, как к этому относится, я не знаю, правда ли это, потому что когда ты заходишь в Фейсбук ты видишь что, вау, все врут. Мне сложно сказать, это цифры реальные или они опять-таки, как везде. Сказать, что у местных СМИ есть своя ниша, естественно она есть, естественно она всегда будет, потому что людям всё равно нужны местные новости, и они хотят знать. И когда была война и когда газеты не выходили, и интернет не работал, и мы сами видели вот эту нишу, которая, ну, людям нужна была информация. Вот и все, когда мы потом проводили опросы, не только мы, когда там всякие институты там проводили опросы, все называли вот эту проблему - нехватка информации, именно местной информации, на местном уровне. Поэтому я думаю, что региональная пресса останется. Другой вопрос останется ли печатная пресса, вот, сколько вообще осталось лет печатной прессе? Сколько это ещё всё продержится, потому что, но это достаточно дорогое удовольствие, выпуск газеты, и если будет мало рекламы, и если будет мало читателей, которым просто уже легче, чем войти в интернет и это всё в интернете.

Виталий СИЗОВ: А вы чувствуете, что рынок рекламы стал меньше или стал больше? 

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Да, мы это чувствуем. Он стал меньше. И понятно стал меньше, наверное, не потому что пропадает доверие к печатным СМИ, а он стал меньше просто, потому что стало меньше рекламодателей, у которых есть на это деньги. Их стало меньше в принципе, потому что отток бизнеса из Донецкой области, он ощущается, а в основном весь вся реклама в местной прессе, она тоже местная реклама. И поэтому да, естественно мы это чувствуем.

Виталий СИЗОВ: Какой ваш прогноз, будут ли какие-то, подвижки экономические?

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Ну, я же не экономист, мне сложно давать экономические прогнозы. Мы можем только верить, мы хотим в это верить, что всё будет хорошо, и с прессой в том числе.

Виталий СИЗОВ: Наша организация Донецкий институт информации реализует проект «Медиа школа», мы пытаемся помочь редакциям средств массовой информации в регионах, городах. Как вы считаете, какая сейчас потребность наиболее остро стоит перед местными журналистами в плане повышения каких-то профессиональных навыков либо получения новых знаний, либо какой-то консультативной помощи?

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: У нас стоит очень остро. Это проблема она стояла всегда, она стоит не только сейчас остро, но она ещё наталкивается на банальную людскую лень. То есть, как всегда происходит в местной прессе, люди приходят в неё, оперяются, нарабатывать какой-то опыт и если они чего-то стоят, они, как правило, уезжают. Остаются те, кто по какой-то причине не может уехать из этого города, либо ему комфортно в маленьком городе, но таких не очень много. И те, кто остается, они опять-таки, они чуть-чуть учатся, и мы берем новых и так далее. Вот такой круговорот журналистов природе. Но дело в том, что когда приходит сейчас молодая поросль журналистская, мы это на себе прочувствуем, они не хотят учиться. Они считают что они будут учиться там, у кого-то что-то спросят, они посмотрят какой-то там тренинг по интернету, да там, на Ютюбе. Но они не хотят учиться базово. Возможно, потому что мне за 40 и я по-другому училась. Но я вижу потом на практике что из этого получается. Например, очень часто приходят журналисты, которые работают в интернет - прессе, и сначала говорят: «Вот расскажи и покажи». Потом они приходят и говорят: «Нет, я не буду это слушать, потому что мои работодатели говорят, что нет, ты пиши от себя». Но это же блоги, но это же блоггеры. Если мы говорим о журналистике, даже интернет-журналистике, то она всё равно подразумевает образование. И когда мы пробовали организовывать тренинги в Славянске, то приходило очень мало людей. Наша пресса приходила это поснимать, но чтобы прийти, и поучится, то тут не складывалось.

Виталий СИЗОВ: А у тех людей, которые хотят учиться и такая потребность есть, что вот, на ваш взгляд, не хватает этим людям, каких знаний?

Светлана ВЬЮНИЧЕНКО: Им не хватает базовых знаний, им не хватает вообще основ. Потому что люди, которые только сюда пришли, они, как правило, без специального образования, и всё что они знают, это они получили на опыте, либо там по рассказам старших товарищей, методом проб и ошибок. А всё равно я считаю, что базовые какие-то принципы даже начальные, их надо закладывать. Всякие там школы молодого бойца, ну да, они нужны, они реально нужны тем, кто работает там меньше трех лет или даже там до 5 лет. А всем остальным любые, любые темы которые освещаются и медицина и образование, и тема взаимодействия с военными, и тема взаимодействия с населением с той стороны, они все нужны. Они реально нужны. Другой вопрос, пойдут ли на них люди.

Виталий СИЗОВ: Спасибо, Светлана, за ваше мнение и за ваши оценки. Это была программа «Включайся». Мы продолжаем обсуждать свободу слова в Украине.

0

СЮЖЕТЫ
Жители неподконтрольного Донбасса чаще обращаются за свидетельствами о рождении в непризнанные структуры
Суды на подконтрольной Украине территории Донетчины ежегодно принимают около 5 тысяч решений о выдаче свидетельств о рождении детей в оккупации.
12 декабря, 19:36
Как жителям неподконтрольных территорий получить свидетельство о рождении
Верховная Рада упростила процедуру установления факта рождения.
11 декабря, 10:56
Зима в Авдеевке началась без газа и частично без отопления
Новый газопровод планировали сделать до конца октября, однако до сих пор местные жители – без газа и частично без отопления.
11 декабря, 08:49
ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ